Элементы радиодраммы

Дело в том, что звук не в состоянии адекватно воспроизвести ни место действия, ни время, ни конкретный, зримый образ. Эту неуловимость образной структуры радиопостановки немецкий исследователь Ойген-Курт Фишер характеризует как специфическое ограничение: «В радиодраме пространственная характеристика ограничена. Воображаемые места действия непостоянны, они в редких случаях оформляются в определенный образ, и никакой образ не остается неизменным в течение всей фазы действия. Все видимое внутренним зрением возникает ассоциативно, исчезает в считанные секунды и всегда носит фрагментарный характер: нечто цветное, какой-то жест, лицо вне обстановки, предмет, не имеющий определенного места и существующий только в тот момент, когда о нем упоминают, и до тех пор, пока он «in acta» — в действии». Пространство в радиодраме может быть осуществлено «только функционально — тем, что в нем что-то происходит, что-то делается. И когда это «что-то, что происходит», изменяется, изменяется и наше восприятие этого особенного пространства».
Каждая сцена в радиодраме представляет собой диалог между двумя персонажами, высказывающимися «последовательно», или смену диалога монологом и т. п. Это позволяет утверждать, что радиодрама по принципам развертывания своего содержания ближе не театру и кино, а литературе как виду искусства (поэзии) и музыке — искусствам, которые передают свое содержание именно в форме последовательности. Способ развертывания содержания не в единой целостности, а лишь в форме последовательности существенно влияет и на само содержание радиодрамы и радиодраматургии.
При восприятии радиодрамы мы абстрагируемся от пространственных ощущений. Местом действия в радиодраме становится беспространственное сознание человека, а зачастую само сознание становится предметом изображения. Персонажи воспринимаются не в пространственных их отношениях, а как поэтический поток персонифицированных голосов. Сменяющиеся диалоги, реплики, монологи, отрывочные мысли персонажей, другие художественно значимые — музыкальные, шумовые — элементы радиодрамы не требуют обязательного «домысливания», реализации в нашей фантазии конкретного пространства, в котором они звучат. Эстетическая сущность радиодрамы позволяет изображать «не человека в движении, а движение в человеке», по верному замечанию одного их первых немецких теоретиков радиодрамы Рихарда Кольба.

  • Последние новости и статьи:

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *